Тимур Бекмамбетов рассказал о технических вызовах, с которыми столкнулся на съемках кино в стиле игр-стрелялок «от первого лица» и о своей следующей картине «Бен-Гур» (Ben-Hur).

Фантастический боевик Ильи Найшуллера «Хардкор», продюсером которого выступил Тимур Бекмамбетов, стартовал в минувший четверг в российском прокате, а на следующий день – в кинотеатрах США (под названием Hardcore Henry). Фильм примечателен хитроумным изобретением: он целиком снят так, что зритель видит происходящее глазами главного героя. При этом самого героя не показывают ни разу. Ему предстоит пройти жестокие испытания, чтобы освободить свою жену (Хейли Беннетт) из рук демонического альбиноса (Данила Козловский), который владеет телекинезом. На его стороне – «человек с тысячей лиц» по имени Джимми (Шарлто Копли).

За новым фильмом стоит еще одна невидимая, но могучая сила – Тимур Бекмамбетов («Особо опасен» (Wanted), «Президент Линкольн: Охотник на вампиров» (Abraham Lincoln: Vampire Hunter)), который решил продюсировать «Хардкор», посмотрев новаторское видео Найшуллера «Bad Motherf*cker». В интервью порталу TheWrap Бекмамбетов поделился своими мыслями о свежей картине, а также рассказал о готовящемся собственном крупнобюджетном фильме «Бен-Гур», который станет ремейком одноименного кино 1959 года, и о других проектах, экспериментирующих с образом рассказчика.

Как Вы наткнулись на «Bad Motherfcker» и завязали сотрудничество с Ильей?*

Я нашел его где-то на фейсбуке и сразу же позвонил своим коллегам в Базелевс Продакшн в Москву с просьбой найти мне автора этого видео. Он живет в Москве, и я до этих пор ничего о нем не слышал. Все произошло быстро. Я ему позвонил, он рассказал мне о себе и о том, чем он занимался как музыкант. Это был очень приятный разговор. Я его спросил: «Хочешь увидеть это на большом экране и превратить это в фильм, используя этот киноязык?» Сперва он не был уверен, что это возможно. Я ему пообещал, что воспринимаю это как эксперимент, и что если не будет достаточно материала, мы просто его дополним до 90 минут.

То есть поначалу были опасения, что найденный метод может не оправдать себя в формате полнометражного кино?

С самого начала было ясно, что это будет непростой проект. Мы разрабатываем новый язык. Речь не только о том, как это снимать технически, но также о рассказывании, о музыке и подборе актеров. Каждая часть киноязыка должна быть выстроена заново под этот формат. С самого начала между нами было соглашение о том, что он должен все делать так, как чувствует, а если он ошибется, мы это поправим. Это было как научное исследование, и мы потратили три года, чтобы прийти к тому, где мы сейчас. Но я думаю, мы оба приняли правильное решение.

А что это за технические сложности?

До сих пор не было прецедента, как снимать целое кино без главного персонажа на экране. Оператор и актер – один и тот же человек, и поэтому вопрос в том, сколько ты играешь и сколько ты фокусируешься на съемке мира вокруг себя. Много вопросов вокруг звука и редактуры: например, сколько мы можем вырезать? Потому что, с одной стороны, логично, что монтажа быть не должно, все должно сниматься одним кадром, но тогда как сделать это динамичным? И как вырезать, но создать впечатление, что ничего не вырезали?

У вас есть любимый трюк или сцена драки в этом фильме?

Да, мне нравится «отрывание головы», которое мы снимали на самой известной улице в Москве. И мне очень нравится сцена на мосту, которую мы делали без какой-либо компьютерной графики. Просто один русский парень бежал вверх по мосту.

Когда я смотрел этот фильм на кинофестивале в Торонто, он шел под названием «Хардкор». Что для вас значит новое название «Hardcore Henry”?.

«Хардкорный Генри» звучит более конкретно и более лично. Поскольку у нас нет главного героя на экране, название помогает аудитории соединиться с ним и делает его более персонализированным.

Вы известны инновационными сценами в жанре экшн и ошеломительными визуальными эффектами. А что, на ваш взгляд, отличает вас как рассказчика?

Я думаю, зависит от фильма, но в целом, это то, что собственно экшен является расширением сюжета. Он может быть настолько безумным, насколько хватит воображения, но он часть сюжета. Он и есть метафора рассказа.

Недавно в Интернете появился трейлер «Бен-Гура», и у Джека Хьюстона там очень современная прическа. Чем вы объясните это решение?

Не я его стриг, он сам это делает на экране. Очень неудобно править колесницей с длинными волосами, потому что, если ты хочешь выиграть бой, хорошо бы видеть, что творится вокруг тебя.

Какие дальнейшие планы у вас и Базелевс продакшн?

Последние несколько лет я и моя компания занимались разработкой новых киноязыков. В прошлом году мы сделали фильм ужасов «Убрать из друзей», где применили функцию демонстрации экрана, а в этом году – фильм от первого лица «Хардкор».

Уже почти завершены еще два фильма с демонстрацией экрана – это подростковая комедия с рейтингом R под названием «Лайкнутый» (Liked) и «Волшебник OS» (Wizard of OS), где героиня вроде Дороти теряет настольный компьютер и все данные и вынуждена восстановить их, так что история несколько похожа на «Волшебника из страны Оз». Мы будем продолжать эксперименты с такими картинами, думаем и над другими экспериментальными идеями, такими как виртуальная реальность, и еще некоторыми, о которых я пока не могу рассказать.

А на данный момент я просто очень хочу, чтобы люди поверили в наш эксперимент с «Хардкором» и опробовали его сами. Я не могу гарантировать, что это кино понравится всем, но люди точно его никогда не забудут.

Автор: Марсель Македонский