2014-05-05 09:18

Марк Уэбб и Эндрю Гарфилд рассказывают о работе над «Новым человеком-пауком»

Во всем мире продолжаются показы фильма Марка Уэбба - «Новый человек-паук: Высокое напряжение» (The Amazing Spider-Man 2). В новом интервью с Эндрю Гарфилдом и Марком Уэббом режиссер и исполнитель главной роли поделились своими впечатлениями о съемках сиквела и сравнили их с опытом съемок первого фильма, обсудили атмосферу на съемочной площадке, а также то, чьим решением было сделать Электро злодеем, известных музыкантов, создавших саундтрек для фильма и многое другое.

Внимание! Интервью содержит СПОЙЛЕРЫ!

Правда ли, что вы согласились работать с франшизой только потому, что вы хотели сыграть на гитаре с Хансом Циммером?

Уэбб:

Это абсолютная правда, да. Первой моей идеей было напроситься на свидание с Эммой Стоун, но у меня не получилось, так что мой «План Б» состоял в том, чтобы сыграть на гитаре с Хансом Циммером. А еще на пианино – именно это мы и сделали, когда встретились впервые.

Я думаю, у вас только что появилась масса ненавистников.

Уэбб:

Знаете, это было здорово. Кстати, саундтрек… (Гарфилду) Тебя тогда не было на съемочной площадке, но тебе стоило там появиться – это было на самом деле весело. Но еще это было… словно собрание всего моего самого… эти замечательные люди по имени Джонни Марр и Фаррелл Уильямс – настоящие герои.

Это была своего рода «Зловещая шестерка» музыкантов?

Уэбб:

Кажется, в итоге мы назвали ее «Великолепной шестеркой», но, как бы там ни было, все они работали вместе и это было потрясающе! Ханс – настоящий гений.

Да, я слышал, что его таким считают. Мне бы очень хотелось узнать о вашем сотрудничестве после съемок первого фильма и как оно изменилось (если оно действительно изменилось). Потому что первый фильм – это большой урок, я думаю, для вас обоих. Как обстояли дела на съемках сиквела – ваша совместная работа и атмосфера вообще?

Гарфилд:

Я бы сказал замечательно, просто замечательно! Это действительно так – прекрасная, сплоченная совместная работа. Мы объединяли усилия. Знаете, это как в семье – вы собираетесь вместе и вроде как обнюхиваете друг друга… если вы позволите мне использовать собачью метафору (хотя именно это я уже и сделал).

Уэбб:

Это такое актерское «собачье» упражнение – одно из тех, что Эндрю приходилось делать.

Гарфилд:

Да, это было одно из упражнений по актерскому мастерству – изучение поведения животных. Нет, правда было замечательно вернуться к съемкам и с самого начала погрузиться в знакомую атмосферу. Потому что к работе над первым фильмом я приступил позже, чем Марк, и мне многое пришлось наверстывать и постоянно пытаться искать точку опоры. Думаю, мы оба пытались это сделать. Но по-моему, в этот раз со сценарием Алекса Куртцмана мы смогли найти очень прочную точку опоры.

Уэбб:

Да, так и было. Получилось здорово.

Мне очень любопытно: чьим решением был выбор Электро в качестве главного злодея? И сколько времени прошло после окончания работы над первым фильмом, когда вы начали как бы воплощать в сценарии ваши идеи? Все-таки вы хорошо знакомы с ролью Питера Паркера и Человека-паука.

Гарфилд: Да, на съемках первого фильма я постоянно ощущал, что мы сотрудничаем в этом плане, а со вторым это получилось гораздо…

Уэбб:

Гораздо органичнее. С самого начала мы обсуждали все, что казалось нам интересным в этом персонаже, то, что мы оба считали привлекательным для зрителя. К тому же, в комиксах были события, которые нам хотелось бы показать еще до съемок первого фильма. А в том, что касается Электро – я хотел задействовать этого персонажа с самого начала, просто потому, что раньше он нигде не появлялся. Думаю, что в визуальный кинематографический аспект Электро получился очень интересным. И потом, сама история Макса Дилана, его с Питером противостояние – это все тоже было очень интересно.

Обычно, когда снимают фильм, создают очень много материала, а затем что-то вырезают. В этом же случае кажется, что вы стараетесь вместить как можно больше материала в один фильм. В этом фильме много чего. Было ли хоть что-нибудь, что вы вырезали?

Уэбб:

У нас в фильме был Веном и Карнаж, и еще многие персонажи, а потом мы их вырезали, потому что нам нужно как-то поддерживать интерес фанатов к фильму.

Но похоже, что работы у вас очень много. Это не просто фильм, вы словно строите масштабный фундамент.

Уэбб:

Ну, так и есть. Речь идет о целой вселенной – вы знаете, если бы взглянули на комиксы с нашей точки зрения, вы бы нашли в них бесконечный источник вдохновения. И одна из самых замечательных сторон этого – я, как поклонник этих комиксов, могу изучить все подробности о каждом из персонажей, подробности комиксов, которые мы любим. Это очень соблазнительная возможность – создать более сложную, более детализированную вселенную. И это именно то, чего мы добиваемся.

Была ли какая-то цельная идея, которую вам хотелось воплотить в фильме или это было больше похоже на «А можно тут использовать это, а там – вон то»?

Гарфилд:

На самом деле, было вырезано много материала, особенно в последнее время. Было многое, что в фильм не вошло и что может появиться в расширенной версии на DVD. Я надеюсь на это, потому что у нас был действительно потрясающий материал, который, может быть, не поддерживал общее направление сюжета, но мы могли им гордиться. Многое, о чем мы говорили еще до начала интервью – например, этот мальчик, который показался нам всем очень важным персонажем, потому что все мы попытались представить себя на его месте: что, если мы в мире, где Человек-паук действительно существует? И что, если он действительно пришел и спас этого семилетнего мальчика? Здесь присутствует огромная работа воображения, и это придавало мне силы идти и бороться с обидчиками на Таймс Сквер.

То, что вы только что сказали – это было очень образно.

Гарфилд:

А еще юмор. Нам хотелось создать фильм, в котором Человек-паук осознал, кто он на самом деле. В нашем фильме Питер впервые возобладал над Человеком-пауком. И на самом деле наслаждался тем, кто он есть – подросток. Он неловко шутит, иногда шутит удачно, иногда оступается, но никогда не останавливается. Он надевает маску и никто не знает, кто он такой, так что какая разница, удачно он шутит или нет, и тут я могу много импровизировать.

Уэбб: Что ты и делал целых пять минут, и мы все это видели, и это отлично, в этом плане еще многое можно сделать.

В сюжете было много задач, которые стоило решить – к примеру, смерть капитана Стейси, но я знаю, что вместо того, чтобы слишком много внимания уделять смерти дяди Бена, вы «нашли» его убийцу. Мне кажется, эта история должна иметь продолжение… будет ли об этом рассказано больше?

Уэбб:

Это уже несколько другая тема – тема мести, верно? Этот фильм был о времени, первый кадр фильма показывает тикающие часы, последняя сцена – в часовой башне, это общая идея, которую мы старались подать: цени то время, которое у тебя есть и трать его на тех, кого ты любишь. Это то, о чем говорит Гвен. Это первое, о чем говорит Питер Паркер. И это была важная часть фильма, это то, что делает сюжетное линии Гвен и Гарри такими сложными. Такой мотивации мы хотели добиться, поэтому мы старались создать сюжет, связанный воедино этой общей идеей.

Источник: Collider, CraveOnline